С помощью Китая украинские компании разрабатывают собственные источники газа. Фото: Bloomberg

В конце этого года истекает срок действия договора о транзите российского газа через Украину. Обе стороны снова ведут переговоры. Стоит вопрос о прекращении поставок газа.

На днях Россия и Украина погрузились в воспоминания о напряженных событиях зимы 2008-2009 годов, когда «газовая война» между двумя государствами достигла апогея. Киев с Москвой не могли сойтись на новых условиях договора на поставки российского газа и его транзит в Западную Европу, и Россия почти на две недели приостановила поставки газа через Украину. Во многих восточноевропейских странах возникли проблемы с энергообеспечением. Так же было и в январе 2006 года, когда Россия тоже прекращала газоснабжение.

В конце января 2009 года тогдашним премьер-министрам Владимиру Путину и Юлии Тимошенко все же удалось договориться. Однако условия договора не соблюдались еще до начала конфликта, разразившегося вследствие аннексии Россией полуострова Крым в 2014 году, поскольку цена на газ, объемы поставок и транзита были сильно завышены. Но только в 2014 году стороны обратились в указанный в договоре Стокгольмский международный арбитражный суд и потребовали возмещения ущерба.

С 2015 года Киев не потребляет поступающий непосредственно из России природный газ для собственных нужд. Ресурс лишь проходит через Украину транзитом: по словам главы государственного украинского газового концерна «Нафтогаз» Андрея Коболева, транзит приносит Киеву доход в 3 миллиарда долларов в год. 31 декабря истекает срок действия заключенного в 2009 году договора — и снова неясно, что будет дальше, хотя две страны еще с июля 2018 года ведут переговоры при посредничестве Еврокомиссии.

Поэтому и Украина, и Россия готовятся к критическому исходу. Газпром держит в своих хранилищах в Западной Европе рекордные объемы газа, достигающие 11 миллиардов кубометров, и запасы Киева также полны.

Кроме того, Украина за несколько лет увеличила объемы добычи собственного газа и снизила его потребление, утверждает Агата Лоскот-Страхота, эксперт по энергетике Варшавского центра восточноевропейских исследований. До сих пор Киев мог выкупать некоторые объемы транзитного газа у европейских клиентов.

Если транзит остановится, газ может поставляться по трубопроводам из Словакии в Украину в обратном направлении: для этого были переоборудованы компрессорные станции.

В понедельник в Брюсселе состоялся очередной раунд переговоров. На недавней встрече в сентябре стороны продемонстрировали готовность к компромиссу: Москва впервые пообещала подписать соглашение в соответствии с европейскими правилами, что является основным требованием Киева.

Украина — член Энергетического сообщества, объединившего Евросоюз с некоторыми восточноевропейскими государствами с целью создания единого энергетического рынка. Эта организация взяла на себя обязательство по реализации энергетических директив ЕС.

Киев не хочет терять поддержку ЕС и поэтому настаивает на заключении нового договора в соответствии с европейскими правилами. По этим правилам операторам газотранспортных систем не разрешается одновременно поставлять и продавать газ; такое разделение видов деятельности называется «анбандлинг», то есть разделение; до сих пор Нафтогаз объединял эти функции.

Новый контракт должен заключаться с будущим оператором газотранспортной системы – «Магистральные Газопроводы Украины» (МГУ).

Согласно правилам ЕС, операторы трубопроводов должны предлагать свои рабочие мощности через онлайн-платформу по принципу аукциона, чтобы теоретически контракт на транзит и вовсе не требовался — данная модель также обсуждается. Но для Москвы это будет означать более высокие пошлины, а для Киева — меньшую надежность планирования, чем при заключении долгосрочного договора.

Кроме того, неясно, удастся ли Украине до конца года осуществить этот непростой «анбандлинг». Киев уверен, что все получится: законопроект одобрен парламентом в первом чтении, а новый оператор газопровода отдан под надзор министерства финансов.

По словам Коболева, если не удастся вовремя завершить реорганизацию, «наши отношения с Газпромом будут складываться на условиях России». По словам президента России Владимира Путина, в этом случае останется лишь один вариант: «Тогда мы готовы продлить действующий контракт на определенный период, скажем, на год». Но Украина ни в коем случае не хочет этого.

Киев и Еврокомиссия стремятся заключить договор сроком на десять лет в соответствии с правилами ЕС: с одной стороны это нужно им из-за столь важного дохода, с другой стороны — чтобы защититься от дальнейших агрессивных действий Кремля.

В то же время Киев хочет договориться о минимальном объеме транзита в 60 миллиардов кубометров в год.

Это противоречит интересам России, которая собирается ввести в эксплуатацию несколько новых газопроводов. Они в значительной степени заменят украинскую газотранспортную систему: это «Северный поток — 2», идущий через Балтийское море параллельно «Северному потоку — 1» (рабочая мощность — 55 миллиардов кубометров в год), а также пересекающий Черное море «Турецкий поток» с мощностью около 30 миллиардов кубометров.

В прошлом году Россия поставила через украинскую газотранспортную систему около 86 миллиардов кубометров газа, что составляет примерно 34% от общего объема экспорта в Европу.

Однако из-за политического сопротивления в ЕС процесс затягивается. У «Северного потока — 2» по-прежнему нет разрешения от Дании на прокладку труб в районе острова Борнхольм, так что пуск газопровода в начале 2020 года маловероятен. Эксплуатация продолжения «Северного потока — 1», газопровода OPAL, ограничена до 50% мощности решением суда в отношении Газпрома, а на второй нитке «Турецкого потока» не хватает запланированных ответвлений из Болгарии в Сербию, Венгрию и Австрию.

В Сербии газопровод почти готов, а вот в Венгрии строительные работы еще даже не начались. По данным Оксфордского института энергетических исследований, полноценная эксплуатация «Турецкого потока» возможна лишь к концу 2022 года.

Прежде всего этой зимой, но также и в следующем году Россия будет сильно зависеть от украинской газотранспортной системы, утверждает эксперт по газу Центра энергетики московской школы управления «Сколково» Сергей Капитонов. В 2020 году Газпром должен направить через Украину около 65-70 миллиардов кубометров газа и потому заинтересован в достижении консенсуса.

Однако для этого еще придется разрешить спор в Стокгольмском арбитражном суде. В 2018 году после рассмотрения претензий с обеих сторон было принято решение о том, что Газпром должен выплатить Нафтогазу 2,56 миллиарда долларов ущерба. Газпром призывает Киев отказаться от этих требований.

Капитонов предполагает, что при достижении компромисса Газпром рассчитается с Нафтогазом — правда, не денежными средствами, а в виде поставок газа. Для Газпрома текущая ситуация складывается иначе, нежели в 2009 году: в Европе как раз принимаются решения, касающиеся энергоснабжения в следующем десятилетии, а из-за стратегии сокращения выбросов углекислого газа природный газ играет ограниченную роль.

Поэтому для Газпрома жизненно важно избегать политических кризисов, таких как прекращение поставок, поскольку это наносит ущерб не только репутации концерна, но и самому природному газу.

А украинские предприятия открывают собственные источники природного газа при содействии Китая.

Герхард Гнаук, Мари Катарина Вагнер
Источник: Frankfurter Allgemeine Zeitung, Германия

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

Please enter your comment!
Please enter your name here